Новости Идея Проекты Персоналии Библиотека Галерея Контакты Рассылка
НОВОСТИ

24.11.2015
Онтология человека: рамки и топика

24.11.2015
Статья С.А.Смирнова

14.10.2015
Забота о себе. Международная конференция


АРХИВ НОВОСТЕЙ (все)


АННОТАЦИИ

24.11.2015
Карта личности

01.07.2014
Нам нужно новое начало

03.05.2014
Человек.RU. 2014




Стратегия для Новосибирска

Программа развития Калининского района. Концепция.»

Дальнейшее развитие Новосибирска: что ещё можно сделать?

12 октября 2007 год. Круглый стол, организованный «Институтом развития города» и МОФ "Открытая Сибирь" (Публикуется с незначительными сокращениями)

 

Ведущий «круглого стола» Баранова Н.В.:

Здравствуйте, уважаемые коллеги! Мы начинаем заседание «круглого стола», тема которого очень близка нашему недавно завершённному фотоконкурсу под названием «Многоликий Новосибирск» на интернет-портале «Большой Новосибирск на www.megansk.ru», а также многим другим публикациям и дискуссиям и на нашем интернет ресурсе, и в офф-лайне, в реальной действительности.

Мы хотим поговорить про дальнейшее развитие Новосибирска. Как известно, мэрия одобрила Генплан до 2030 года. Мэра нашего города огорчила неспособность разработчиков донести содержание этого важного плана до населения. Мне не нравится, честно говоря, слово население, я больше люблю слово граждане, жители, но жителям разработчики не сумели его донести, поэтому мы сегодня с вами как жители, как граждане этого города попытаемся дальше обсудить, что можно еще сделать и свои наработки дальше продолжить и сообщить в мэрию, разработчикам Генплана. Сегодня первым будет выступать Смирнов Сергей Алевтинович, и у нас есть еще несколько людей, которые заранее выразили желание выступить.

С.Смирнов: Последние несколько лет я участвую в группе разработчиков и экспертов по поводу того, можем ли мы как-то осознанно и интеллигентно говорить о нашем городе в категории стратегии, модели и сценарии. Не на языке, сколько улиц должно быть и дорог и квадратных метров, это важно, не на языке количества зеленых насаждений, это тоже важно, а на языке, который еще до сих пор мало привычен.

То есть, каковы стратегии развития города его сценарий и модель, какая модель развития Новосибирска может быть адекватна поведению, поэтому я прошу прощения, если я буду выражаться такими словами, может быть это кому-то непривычно. Но мне кажется, нужен язык такого уровня, а не язык эмпирический и приниженный. Наталья Владимировна сказала, что действительно много подобных разговоров, круглых столов было уже. Вот последний номер «Все о новостройках», здесь есть материал о стратегии развития города, материалstol1 о форуме в Петербурге, где наш город представлял свои проекты. Вот журнал «Совет директоров». Здесь есть материал о стратегиях, где в очередной раз говорится о том, что в стратегии развития нашей области Новосибирск заявлен крупнейшим инновационным центром за Уралом. «Эксперт Сибирь» опубликовал тематический номер. Обычно этот журнал не любит Новосибирскую область, все больше Красноярскую. В общем, разговоров много, поэтому я пять минут потрачу на то, как я это вижу и понимаю. Итак, все-таки я позволю себе нарисовать, чтобы в разговоре нам было легче. Модель-- сценарий и стратегия. Эти понятия мы тоже уже неоднократно обсуждали, например, о культурном сценарии развития, о культуре как о питании.

Первые идеи касательно модели, вещи, там следующие о том, что в принципе советские города у нас в Советском Союзе, Новосибирск не исключение, а как раз правило развивается модель соцгорода, то есть понятно, что другой модели быть не может в Советском Союзе, и быть не могло. Модель, согласно которой города создавались вокруг крупных производств и, естественно так, и организовывался город. Новосибирск не типичный, так как здесь был не один завод типа «Норникеля» в Норильске, а несколько, тогда мы имеем несколько производств, вокруг них жилые зоны. В этом смысле Новосибирск до сих пор является большой агломерацией, трудно интегрированной, и жить в нем, мягко говоря, сложно и мало привлекательно. Итак, вот модель соцгорода. Что рядом с городом, вырастает ли какая-то новая модель или это все так болтовня. И мы ничего рядом положить не можем. Какие возможны модели города? Модель мирового города положить не можем, мы не Нью-Йорк и не Шанхай. Какая? Такая, чтобы она была адекватна не только для исследователей, но и для того, чтобы начинать понимать какие процессы происходят. Где-то в 2005 году, когда мы разрабатывали концепцию стратегического развития города и концепцию генплана вместе с Юрием Петровичем (Вороновым – ред.). Мы обсуждали модель города-предпринимателя, который вроде благоустроен совсем по-другому, чем соцгород и за этим другой способ организации городской жизни. То есть, в отличие от соцгорода, этот город управляется не из одного центра, это добровольный коллективный договор жителей и люди сами организовывают свою коллективную жизнь. В общем, город-предприниматель как тот, который создает условия для любой предпринимательской деятельности. Кто решает чему быть, а чему нет? Там нет единого центра. Мне эта идея нравится, потому что она дает многовариантность событий, а это важно, потому что Новосибирск в себе сочетает многосценарность в отличие от типичного соцгорода, в нем можно разворачивать параллельно несколько сценариев. Это по поводу первого, второе – со сценариями. Сложнее другое: чего только не говорится о сценарии и в мэрии, и в городской, и в областной администрации: и научно-образовательный, и транспортный, инновационный центр, и это еще не все. Это все разные сценарии, потому что они предполагают разную логику развития, и надо понимать, что это сочетание трудное. Приговаривая, что мы еще промышленники, и хочется это сохранить. А культурная столица – это самое интересный и самый сложный вариант, и он тоже сочетается со сценарием бизнес-центра. То есть, еще раз повторяю, что значит говорить о сценарии, это не просто выделять какие-то сектора экономики, например, промышленный город, что там делается, какие идут сдвиги. В этом смысле тип города не сильно зависит, вопрос тогда в том, кто игроки, кто принимает решения, какие локомотивы – это, во-первых. А, во-вторых, от этого возникает модель. Модель города-предпринимателя больше всего возникает в сценарии сервисного бизнес-центра и культурного сценария, когда культура становится ресурсом управления, новым капиталом, определенная культурная деятельность. Культурный сценарий я понимаю как что? Если он формируется, а он реально формируется это, прежде всего, крупный бизнес, это Красноярск и даже Москва, а у нас малый и средний бизнес. Это реальный класс предпринимателей, людей которые хотят, чтобы были созданы условия для малого и среднего бизнеса. А значит, это тот класс, который формирует новый стиль жизни, а за этим тянется и культурный сектор. Тогда это будет реально, тогда реализуется модель города–предпринимателя. И это работает на то, чтобы город становился более богатым и привлекательным для жизни и для бизнеса. Но пока, конечно, много сложностей: в 2005 году, когда мы это стали анализировать, мы поняли четко, прямо на цифрах, территориальный дисбаланс и конфликт развивающегося бизнеса и жителей, которые все более и более дискомфортно жить стали. Конфликт очевиден, он все более и более обостряется и проблема эта ни как не решается, ни программой, ни управленчески, никак, хотя динамика есть.

Вопросы.

Вы сказали, что можно спонсировать как культурный центр, как сервисный и т.д. А вам какой ближе?

С.Смирнов: Мне ближе сервисный бизнес центр.

Вы можете сами предугадать, какой будет стратегия развития?

С.Смирнов: По тенденции все больше доминирует сервисный бизнес-центр. И это нормально для города. Любая направленность дается ради попадания в тренд развития. Вопрос – куда канализируется бизнес? Куда перемещается дух, который дышит там, где легче. А он канализируется в сервисные бизнес-центры. А предугадать нельзя, потому что нас несет, так как управления городом нет, тем более управления развитием нет.

Непонятно, что в данном случае вкладывается в понятие культуры. Сервисный бизнес-центр допустим, востребован.

С.Смирнов: Под культурой имеется в виду не учреждение культуры, не дом культуры, а определенные разного рода креативные индустрии и практики. Это может быть и реклама, и дизайн, хоть салон красоты, это разного рода креативы. Например, делает супермаркет «Континент» на Гусинке свои культурные мероприятия, молодцы, там реально формируется культурное место, оно начинает пульсировать на карте.

Следующий выступающий Воронов Юрий Петрович.

Ю.Воронов: Я позволю себе возразить предыдущему докладчику и высказать свое понимание культуры. Насколько это далеко от развлекательных центров, театров, картинных галерей и прочего. Один из выдающихся деятелей, не буду называть его фамилию, преподает в Высшей школе экономики. Студенты его как-то спросили: «Как людей научить платить налоги?». А он сказал, что сначала нужно отучиться писать в подъездах, а потом уже платить налоги. Студенты спросили: «А почему вы связываете эти факты?». А преподаватель ответил, что в подъездах писают, потому что никто не увидит, вот и налоги не платят по той же причине. Проблема культурного города, она начинается с того, что ты приезжаешь и видишь, что для stol2общественного транспорта выделена отдельная полоса и на эту полосу никто не лезет, вот это и есть культура, а все остальное театры и прочее это не то. Никто не обгоняет по тротуару, не вылезает из пробки, все стоят, потому что это культурные люди. Поэтому, скажем, пришел инвестор в город, смотрит, что пробки есть, но кроме них есть еще и наглые люди, зачем он будет вкладывать свои деньги в этих людей. Дальше этот же человек читает генплан города и смотрит, скоростные магистрали, двухуровневые развязки, такое количество денег, которое никогда в город не вкладывалось. И он спрашивает, что у него будет обременение большое, зачем он будет вкладывать в это деньги, более того, уже известно, что скоростные магистрали только увеличивают пробки, а не уменьшают. Значит, кроме наглых людей здесь еще и власть-дураки, которые этот план принимают, но он основан должен быть на других совершенно вещах. Дальше, если главная задача перевезти от одного рабочего поселка, из которых состоит город в другой рабочий поселок, сама эта задача безумная какая-то, ведь должна формироваться какая-то среда, как культурная с людьми, с которыми интересно общаться и какие креативщики могут появиться в городе, где нужно 2 часа стоять в пробке от Академгородка до центра Новосибирска. Нет, вся креативность уходит в такие мелкие городские неурядицы. Надо сказать, и здесь может быть, я найду единомышленников, нельзя было поручать составление плана города архитекторам. Это просто безумие. На самом деле должна быть проведена картина будущего, что происходит с ребенком, когда он выходит на улицу, вот, что происходит с человеком, который едет на работу, что он делает на работе и только на основании этой картины, можно дальше рисовать, отводить места для площадок. Ну, представьте, мы предлагаем построить третий мост, и одновременно начинаем застраивать зону между Северо-Чемским жилмассивом и Краснообском. Это означает, что ты не проедешь на юг по левому берегу, совершенно точно. Начнется метание с одного берега на другой, чтобы добраться до юга, и самое главное не то, что я придираюсь к профессии тех людей, которые составляют генплан, тем более что я в при разработке генплан видел, кое-какие работы делали вспомогательные. Я просто против такой постановки, что самое главное нарисовать что-то на карте, но одновременно должен сказать, что эта проблема не людей, которых составляли, проблема в строительном кодексе, самое забавное, что в градостроительном кодексе вообще не предусмотрено транспортной системы. Грубо говоря, ты должен просто построить город, а как от одного дома до другого добраться это не проблема, это разработчики генплана делали факультативно. И вот за этот факультатив они теперь и расплачиваются, потому что-то, что нарисовано, оно ни в какие ворота с точки транспортной структуры не лезет. Мы, хоть и разговариваем про транспортную схему, а на самом деле мы не говорим о том, как бы сделать так. чтобы человек никуда не ездил, чтобы у него рядом была работа, друзья, культурный способ препровождения – этот вопрос вообще отошел вбок, он вообще не рассматривается. В книге Джекобс «Закат Америки» эти проблемы обсуждаются. На самом деле за транспортной схемой города стоит масса интересных вещей, например, она исследовала гибель людей в районах Чикаго. Температура там была одинакова, но в одном пригороде погибло в 10 раз больше людей от жары. И выяснилось, что там построили скоростную магистраль, маленькие магазины с кондиционерами были ликвидированы, и поскольку люди между собой не собираются и не беседуют, соседские отношения разорваны и, следовательно, нельзя пригласить соседа. То есть, сама идея, что давайте ездить на другой конец города не понятно для чего и зачем эта идея обесчеловечивания жителя Новосибирска. Должен быть город для людей, а он начинается с транспортных магистралей, с описания локальной среды, и как она должна быть организована. Надо сказать, что Новосибирск удивляет двумя вещами, это самая высокая в Сибири доля малого предпринимательства в бизнесе, то есть количество мелких фирм, здесь такое, какого не будет ни в Красноярске, ни в Иркутске.

Вопросы:

Вот вы приняли генплан и что? Потом доработаете?

Ю.Воронов: Во-первых, не надо дезинформировать. Генплан принимает законодательная ветвь власти. Исполнительная власть к генплану не имеет никакого отношения, но и самое забавное, что и законодательная не имеет никакого отношения, поскольку это не является нормативным документом. Это просто план для развития.

А есть пример реального вот такого города для людей?

Ю.Воронов: Я вырос и окончил школу в городе Мурманске. Этот город для меня является образцом, но все его называли тогда довоенный Ленинград. Там такие отношения, когда заходишь в трамвай и нельзя спросить, куда доехать, потому что весь трамвай начинает вставать и наперебой объяснять, как доехать, ты выходишь из трамвая, а они едут и спорят, кто правильно сказал. Вот это город для людей. В Мурманске была такая проблема, там был район «Петушиный городок» там все люди жили в вагончиках и вот конечно, если бы это было в Новосибирске, его бы либо сломали, либо бы подожгли. А там постепенно их переселяли в нормальное жилье и, в конце концов, был праздник «Снос петушиного городка». Собралось много народа, закуски, выпивка и начинают сносить их.

А вы что сделали с Каменкой, ничего, ну это же проблема чисто транспортная, хотя на самом деле вокруг Каменки, можно было построить некое культурное действо.

А как-то экономическое зонирование было прописано генпланом?

Ю.Воронов: нет, это уже после должно быть прописано. То есть генплан как бы задает рамки. То зонирование, которое они сделали, оно точно также факультативно, как и транспортная схема. Если посмотрим требования генплана, которые содержатся в градостроительном кодексе. У меня семь студентов мехмата защитились в прошедшем учебном году по моделированию транспортных потоков. Сейчас мы вместе с институтом экономики делаем такой сборник «Моделирование транспортных потоков».

Следующий выступающий Татьяна Тайченачева

Татьяна Тайченачева: И дедушки, и бабушки у меня по папиной и маминой линии – новосибирцы. То есть, я потомственный новосибирец. О развитии Новосибирска как культурной столицы Сибири. И я бы хотела предложить тему нашего проекта, которую я и художник Сергей Мосиенко предлагаем для города Новосибирска -- качественный перспективный проект «Новосибирск как культурная столица континента Евразия». Дело в том, что мы думали, рассуждали, это произошло четыре года назад, и совершенно недавно вышла книжка А.Шульгина «Основы геополитики» в 2000 году и я ее купила. Она у меня стояла, и я ее открываю и одна из глав посвящена столице Сибири. Он пишет: «Проект интеграции Сибири ставит вопрос о географическом центре этого процесса, то есть о той точке, которая смогла бы стать полномочным представителем Москвы за Уралом и выполнять функции для всех остальных регионов. На эту роль более всего подходит Новосибирск, который не просто является крупнейшим городом всей Сибири, но и важнейstol3шим интеллектуальным центром общероссийского масштаба. От Новосибирска западная ось идет к Екатеринбургу – столице Урала, а восточная к Иркутску. Далее Хабаровск и Владивосток. На Новосибирск, таким образом, попадает важнейшая функция. Ось Москва-Новосибирск становится важнейшей силовой линией внутренней геополитике России, тем главным лучом, по которому осуществляется взаимообратный процесс обмена центробежными юридическими потоками. Уральский регион с центром в Екатеринбурге имеет смысл работать на Москву и не делать промежуточную инстанцию в сообщении между центральной честью России и Сибири. Геополитическая позиция Новосибирска настолько важна, что этот город и прилегающие к нему регионы должны обладать особым статусом, особыми полномочиями и именно отсюда должны расходиться к Сибири, югу, востоку и западу. Такая логика приводит к открытию перспектив появления в Сибири нового центра. Пока не понятного и не задуманного, но по мере развития всего русского востока не исключен вопрос о переносе столицы всей Евразии именно в эту еще не существующую, блистательную «столицу нового тысячелетия». Параллельно автору мы придумали авантюру, давайте поиграем, что мы культурный центр континента. Для этого предлагаем несколько шагов. Такой один шаг, назовем его шагом туристическим. Рядом с Новосибирском делается такое культурное образование. Предположим на севере, высаживаем такую точку, где даем территорию всем странам нашего континента. Каждый кусочек 4 га, в сумме получается 400 га, получается такой экспо-парк, типа городка, где каждая страна обустраивает свою территорию. Кроме этого экспозиционного выставочного центра вокруг городка будут расти нормальные городские функции. Здесь будет жилье для тех, кто обслуживает городок, здесь будет транспорт и здесь будет вся соцкультура, которая даст возможность этому городку быть нормальным, большим городом-спутником. И, кроме этого, получается такая туристическая точка рядом с городом Новосибирском, возможно, условно появятся поселения людей, которые будут прибывать для обслуживания городка. Это будут мотели, гостиницы. Дальше предлагается в этом проекте: раз Новосибирск предлагают сделать культурной столицей континента, то как застолбить эту идею в городе, мы хотим не только сделать Экспоцентр, но и из Новосибирска мы возьмем Оперный театр. Мы предлагали сделать в этом скверике под клумбой оперного театра с выходами из метро, сделать площадку, где вот эти монументы и сделать светопрозрачные панели, по которым можно ходить в Оперный театр и смотреть, что там будет происходить. Мы делим эту площадку на 100 кусков и каждой стране даем кусочек, чтобы она выполняло свое видение и воплощало на своем кусочке. Это формальные точки, которые закрепляют за Новосибирском статус культурной столицы. Но вы и сами понимаете, что статус «Культурной столицы континента» потребует, подтянет очень много глубины работы, которая еще конечно не сделана, но только сделана небольшая заявка. Хочу сказать, зачем нам это нужно было. Во-первых, мы как жители Новосибирска хотим статус городу поднять, хочется, чтобы он по-новому зазвучал и получил такую идею, которая будет развиваться и даст сейчас импульс. Надо задать уровень задач и хотелось, чтобы уровень задач был достаточно высоким, а уровень задач даст уровень ответственности для выполнения этих задач. Мы посчитали, что Россия очень большая территория и, чтобы ее удержать, нужны такие мощные центры, будут они культурные, экономические, политические, посмотрим…

Вопросы:

А страны, для которых будут делить территории, страны Европы и Азии?

Т.Тайченачева: Да, 92 страны. Знаете, я разговаривала с представителями разных, они кроме как хочу, давайте делать ничего не говорят. Во-первых, представительство стран в Новосибирске позволит разным экономическим политическим структурам рассмотреть, что это за страна изнутри, придти сюда и посмотреть законодательство, уровень жизни, уровень безопасности. У нас очевидные преимущества, такое как таможенное управление международная визовые службы, консульство, советы по международного права, скорее всего, какие-то разведывательные службы. Совместное предприятие всех стран, плюс 51% российского капитала, свободная экономическая зона.

Знаете, мы предполагаем так аудитория не большая и как бы есть уже предложения как заполнена будет территория. Казахстан уже не против предложить деньги, Китай не против, Корея, ну и я думаю, что остальные страны, начинать надо работать, если придет одна группа стран появится другая. То есть нужно еще стратегию по этапам, по годам, я предполагаю такую работу провести. Вы знаете, я разговаривала с людьми из стран нашего ближнего зарубежья они за, и хотят освоить это. Мы еще думаем, но мы предполагаем, что город даст территорию, а разные страны освоят территорию свою сами. 4га это чуть больше чем центральный рынок. Дело в том, что придет время, которое поймет, что здесь туристические центры это раз, мы же не просто элементы высаживаем углами, нам же нужно, чтобы город развивался по-другому, чтобы сюда приехали строить лучшие архитекторы мира, в том числе и генплан, делать.

Мне страшно потому, что Новосибирск может стать политическим полем.

Т.Тайченачева: Я поэтому готова просить у власти даже в городе Новосибирске, потому что политическое поле такое просто не примет. Дело в том, что мне уже предлагали отдать в Красноярск. Дело в том, что я когда-то работала в «Сибирском соглашении», работала там 4,5 года и я знала тогда главы администраций, замы по культуре и претензии и спорные вопросы о Новосибирске я знаю очень давно. Дело в том, что у меня разные люди разного возраста появляются и звонят и приходят и хотят работать. Я, как один из организаторов, могу, понимаю, хочу, буду делать это в Новосибирске. Зачем я буду делать это в Красноярске?

Н.Баранова: Я почти всю сознательную жизнь прожила в Академгородке, и жизнь города, и сам город я узнала только в период бурных 90-х. До этого я жила в Академгородке и к городу, как и многие мои друзья и коллеги, почти никакого отношения не имела. Позднее осмысливая это, один из наших аналитиков сказал, что «мы жили как в зоопарке», таком, даже и вполне приятном по тем временам месте, но всё-таки – в зоопарке, т.е. в таком месте, где собранных особей отдельно от других граждан подкармливают и создают им более удобные условия жизни и работы, чтобы потом самим себе и всему миру демонстрировать, как всё хорошо получается. Скажите, а вот Ваша идея не будет таким подобием, может быть, нового «зоопарка», совершенно не касающимся или очень мало касающимся всего нашего большого города?

Т.Тайченачева: Возможно, здесь возникнут функции и образования. Здесь могут проводиться события Европейского масштаба типа «Греми», «Венецианского фестиваля». Он будет выполнять международные функции. Если же Евразия страны будут делегировать свое присутствие, здесь будет много политических, юридических, международных организаций, и они подтянут за собой и свободную экономическую зону не в этом месте, а как бы всего Новосибирска. Следовательно, мы будем осваивать новые технологии строительства, новую энергетику.

Я, как понимаю, все проекты идут от противоречия, оно порождает конкуренцию. Ваш проект такой достаточно серьезный.

Т.Тайченачева: Я об этом тоже думала, я почему-то думала, почему Маркс был  неправ, ведь все строиться на противоречиях. Я вам зачитаю, если позволите: «Кровь едина и мир не будет разделять красное из привычных обманов – это есть живой закон». Происходит точка отсчета, переломный момент, когда все начинают жить одним миром одной землей и в конце концов мы будем опять одной расой и вот это есть как такой проект, существования проживания пока на уровне культуры.

Следующий выступающий Андрей Шаповалов, программный директор МОФ Агентство «Открытая Сибирь».

Андрей Шаповалов: Я не новосибирец, приехал сюда достаточно давно, но при этом из очень приличного города Ростова. И я пока учился в университете, я хотел переехать обратно в Ростов, я туда приезжал, ходил по улицам и думал, что не хочу я в Ростов, наверное, лучше в Новосибирске, потому что здесь лучше динамика, все как-то по-столичному. Еще это было в конце 80-х-начале 90-х, а потом я приехал в Ростов и вдруг увидел, что в Ростове все наладилось, а Новосибирск по сравнению с Ростовом уже давно никакая ни столица и это такая глобальная иллюзия. Вы знаете, почему-то мы находимся в плену каких-то странных иллюзий, никто в нашей стране, кроме жителей Новосибирска, не считает жителей Новосибирска хоть сколько-нибудь столичными. Это мы привыкли говорить, что мы третий город в России, мы столица Сибири, мы театральная столица, спросите архитекторов, они скажут, что Новосибирск - архитектурная столица. Так вот я прежде всего хочу предложить избавиться от глупых и совершенно не нужных городу иллюзий. Насчет проекта Татьяны я уже выступал, я считаю, что проект очень хороший, но совершенно невыполнимый и городу ничего не даст. Это будет отдельный город и в общем-то ничего хорошего не будет, но мы живем с вами в неких совершенно четких реалиях, вот Сергей Алевтинович очень хорошо говорил, что есть определенные сценарии развития города, которые вообще-то происходят без какого-то нашего участия. То есть, бизнес развивается по своим законам, это любят – это будет развиваться, это не любят, это не будет развиваться. Как бы мы не хотели развить здесь ИТ-бизнес, от того, что здесь будет прекрасный технопарк, ИТ-бизнес сам по себе не разовьется, поскольку есть несколько других законов. У нас с вами большая беда – политическая воля что-то менять у нас полностью отсутствует. И это – самая главная проблема. Во всех приличных городах, которые думают о своем развитии в структуре городского управления, должна быть очень мощная структура девелопмента, которая думает о том, как должен развиваться город, и пока такой структуры нет, ничего не будет происходить.

А если такая структура будет создана, можно будет понять и агентства, которые город будет нанимать и им заказывать что-либо. Должны быть проведены исследования, что именно нужно этому городу, когда мы говорим о развитии города, архитекторы говорят о постройках, экономисты говорят о промышленности, о бизнесе, мы очень любим говорить о дорогах. Хочу всем сказать, что очень хороший генплан, нечего бояться, все равно его никто никогда не выполнит. Бумага очень нужная, зонирование проведено, все. Обсуждать нужно другие вещи. Прежде всего, те вещи, которые связаны с городами, потому что город для меня это не серые стены и трубы. Вообще-то город – это люди. И как раз когда мы рассуждаем, о людях очень мало говорим. И меня лично беспокоит сейчас только одна проблема, вообще-то, Новосибирск теряет свои позиции как образовательный и интеллектуальный центр. Что мы сейчас видим? Те, кто более-менее получил приличное образование и чего-то достиг в этом городе, с самого начала рассматривают его как стартовую позицию, и едут в Москву, а возможно и за рубеж. И тенденция эта очень плохая, а мы должны думать о том, что нужно делать для того, чтобы город не покидали молодые специалисты. Действительно сейчас положительная динамика притока населения извне, кто это? Едет молодежь учиться в наших вузах и гасторбайтеры. Ну, гасторбайтеры здесь оседают, и что-то положительное от этого будет происходить, ну с молодежью ничего хорошего не происходит. Она приезжает учиться и уезжает. Мы должны поставить четкий вопрос: «Что нужно делать, чтобы люди оставались здесь жить?». Сейчас уровень такой, у нас тут кругом пробки, до работы не добраться и т.д. Все это плохо, но людям, как ни странно, может быть это менее важно. Людям важна очень некая человеческая среда. Когда мы говорим о городе, для нас он – очеловеченное пространство, это те места, куда я хожу, это те люди, с которыми я встречаюсь, это те события, в которых я участвую, что там за пределами моего личного пространства, это вообще никого не волнует, мы должны вообще-то думать о стратегиях, которые позволят людям иметь комфортное пространство, и здесь какую бы стратегию город ни выбрал, очень важно развивать именно культурную среду. Опять же чтобы это делать, нужно провести обязательно исследование на тему, чего хотят эти люди, что им нужно. У Татьяны очень хороший проект, но у меня есть глубокое подозрение, что люди туда не доедут, потому что самое ближнее место, где это можно сделать – это за Пашино. Вот я хочу всех спросить: «Как часто вы ездите в такое место?». Нужно давать людям то, что они хотят. В этом смысле таких проектов должно быть достаточно много, и я подозреваю, что каждое конкретное профессиональное общество имеет достаточно хороших проектов, которые могут оживить культуру города или вообще изменить его лицо, но почему-то ничего не происходит. У меня есть к Институту развития города и порталу «Большой Новосибирск» предложение: давайте повторим такой хороший проект как «Городской банк идей». Я не знаю, кто к нему обращается, но берут оттуда и что-то там воплощают. Это такая простая вещь, что люди, которые действительно хотят работать над развитием города, вкладывают деньги. И когда-нибудь появится политическое поле, и это политическое поле сможет этим воспользоваться.

Третьяков Андрей Аркадьевич, журналист: Для того, чтобы определять будущее города, никаких исследований не нужно, а нужна воля.

Вопросы:

Знаете ли вы такое понятие как столичность? И что вы о нем думаете?

А.Шаповалов: Если сравнить процесс: уезжать из Ростова в Москву, и из Новосибирска в Москву, результаты будут не в пользу Новосибирска. На самом деле наша столичность – это придумка интеллектуалами-интеллигентами, это тонкая прослойка, все остальным по барабану.

Правильно ли я вас понял, что если будут проведены исследования, которые покажут, что Новосибирск это трамплин – их результат будет признан отрицательным?

А.Шаповалов: Дело в том, что если будет Новосибирск – это очень хорошо, но тогда мы должны принимать совершенно другую стратегию. Потом мы всегда говорим, Новосибирск – это огромный агломерат. А может быть не нужен никому Новосибирск, может его поделить на 4-5-10 частей и сделать маленькие городки, исчезнут сразу все пробки. Есть и другие подходы. Если вдруг мы поймем что, хотят люди и в чем противоречие людей, можно хоть как-то двигаться.

Сейчас выступит Третьяков Андрей Аркадьевич

Третьяков Андрей Аркадьевич, журналист: Выступающие допустили кое-какие шибки в характеристике ситуации, поэтому я хочу объяснить их. Первое, генплан формально принимается горсоветом, и до конца октября, горсовет, управление архитектуры и мэр принимают предложения и замечания по генплану, поэтому все желающие могут подавать эти пожелание. Единственное: времени потребует процедура, подписываешь свою фамилию, имя, отчество, адрес и эти предложения будут рассмотрены в обязательном порядке. Второе, слушание по зонированию Новосибирска, которое проходило 12 сентября, к генплану не имеет никакого отношения. Слушание, которое проводилось по зонированию, утвержденному горсоветом в прошлом году. К сожалению, тот, кто вел это слушание, этот момент не отметил, и поэтому подавляющее большинство выступавших протестовало против зонирования, предполагая, что это относится к генплану, хотя это никак не соотносится. Дальше по генплану. Я в 2004 году был членом общественного совета по развитию Новосибирска и пробовал провести общественную экспертизу проекта широкополосной сети, которую тогда хотела провести наша «Электросвязь» и зарубежные фирмы. Это исследование привело к тому, что сначала выстроилась очередь товарищей, которые хотели кувалдой договориться. Единственный человек, который реально принял участие в этой программе, был тогдашний директор «Новосибирскэнерго» Виталий Данилов, который нам написал письмо, в котором просил уточнить характеристики этой широкополосной сети с тем,  чтобы понять, сможет ли «Новосибирскэнерго» ей воспользоваться и будет ли от этого какая-либо экономия? То есть, общественная экспертиза чего бы то ни было, в том числе и тех благ, ни в сознании населения, ни в практике у нас нет, а эти нормы нужно воплощать в практику личным примером. Теперь о том, почему я против исследований. Мне в 1981 году повезло быть на атомной станции, когда первый раз в СССР обсуждалось, что делать с энергоблоком АЭС, когда он выходит из эксплуатации. Принимать решение пришлось на месте. Мы там столкнулись с тем, что люди воспитанные в ключе советского образования, говорили, что надо еще исследование провести. На что им отвечали, что не надо никаких исследований, вы должны для себя цель поставить, что вы хотите. Поэтому для развития Новосибирска никаких исследований не надо, нужна воля сообщества, которая в настоящее время отсутствует, и постановка цели. Для того, чтобы перевести этот разговор из болтовни в практическую плоскость, я хотел бы вас призвать вас присоединиться, вот наша группа общественного проектирования открыла сайт и выпустила первые бюллетени, в котором обсуждают ситуацию с генпланом, и принимают предложения по генплану и по некоторым другим проектам. В частности по новосибирским паркам, а конкретнее сейчас мы взяли парк на набережной и по жилищному строительству, который в несколько раз дешевле того, что нам предлагают на рынке. Это практическая работа.

Вопросы:

Кто делает и этот бюллетень, и ваш сайт? Это ваша организация, откуда она появилась?

Третьяков: Группа общественного проектирования Новосибирска. Это просто группа людей.

Следующий выступающий Марина Викторовна Тясто: Я рада, что меня вызвали. Я хотела бы обсудить вторую часть заявленной темы «Что еще можно сделать?». У меня еще вопрос, кто должен это делать и как. И, прежде всего мне понравилось, как Андрей Аркадьевич сказал, что главный вопрос – это город, в котором хорошо жить. И второе, что должны решать эти вопросы жители, то есть местное сообщество, и его у нас нет. Также Андрей Аркадьевич сказал, что он участвовал в этой эпопеи поводу формирования блага Новосибирска и т.д. Я в ней тоже участвовала, если вы помните, это когда собирается большое количество людей, делятся по направлениям и лавируют какие-то планы. Потом этот план был написан в виде устрашающей книги. Вот у меня возник вопрос, как эта книга превратится во что-нибудь путное? Вот здесь формулируется вопрос, что нужно сделать, чтобы мечта стала реальностью? Например, построить такой город с представительством. Хочу сказать, что эта идея витала и очень бурно обсуждалась, например, о создании культурного центра, где были бы представлены культурные ценности всех наших городов и побратимов. Побратим построил японский центр, обсуждался вопрос американского центра, мы над этим долго работали, польского и китайского. До сих пор эта площадка не занята, и можно что-то делать, никуда не надо было ехать, а начать прямо отсюда, если бы люди хотели и могли начаться такие процессы. Теперь я хочу перейти к тому, что делать и как. Когда я ходила на все эти мероприятия по поводу планирования города, меня интересовало, а как же свести все эти интересы вместе, потому что понятно, что все интересы разные, и тенденции тоже. И у каждой этой части есть свои интересы, и они находятся в противоречиях. Все эти люди живут в городе Новосибирске, хотят, чтобы он был уютным, красивым. Нужно найти методы сведения этих людей для того, чтобы они выразили такую модель и стратегию развития города, которая бы их устраивала. И приняли бы эту модель консенсусом. Такие модели есть, технологии такие есть, одна из них – конференция «Поиск будущего», которая уже более20 лет во всем мире применяется и, в том числе, к планированию и развитию городов. К примеру, могу привести такие ситуации, когда в городе закрывается все и, например, военно-морская база США, люди там собираются и думают, что делать. И решают, в одной из этих подлодок открыть музей. В Новосибирске можно выбрать что угодно, есть масса направлений. Главное, собрать людей, которые бы могли бы заинтересоваться. Потому что, если мы сейчас посмотрим, кто здесь присутствует, архитектор, дизайнеры, транспортники, общественники, есть и представители малого и среднего бизнеса, но среди инициативных каких-то групп, которые сейчас возникают, очень важно найти спонсора, кто возьмет эту организованность. Допустим, кто-то бы взялся, и уже стало бы прорисовываться. Прежде всего, нужно создать оргкомитет, который бы обеспечил представительство, и потом бы можно было бы организовать такую конференцию и провести ее, взять тренеров. Таких конференций провела в стране 14 штук и вместе с Еленой Мавченко, и отдельно, и мы можем привести каких-то тренеров откуда-то из Германии, Америки. Но эта очень реальная вещь. В результате этой конференции получается отчет общего видения будущего, которое принимается консенсусом, прописываются стратегии. Ими кто-то заинтересован, и после чего формируются уже планы действий, которые точно люди хотят делать, и уже под них есть реальные лидеры, рабочие группы, которые уже междисциплинарные. Они включают разные вещи, которые можно делать, под них проводить исследование дополнительные. Это будет уже какая-то целостная картина. Я считаю, что в участники этой конференции должны быть включены представители власти как исполнительной, так и законодательной. Потому что нет как раз вот этого диалога, и понимания и в рамках этой конференции не нужно быть экспертами.

Марина Горлова, консультант: Хотела бы два слова сказать в поддержку Марины Викторовны. Я консультант по разработке стратегии. С 2005-2006 годы мы занимались в Красноярске, это был уникальный проект, очень интересный и в процессе исследований было выявлено ядро уникальности города. Я думаю, что развитие и подъем города Новосибирска, мне хочется, чтобы в нашем городе сделали что-то подобное. Это было бы полезно для всех. В процессе исследования были выявлены следующие ожидания руководителей города, политической власти, деятелей культуры и горожан. Также была учтена стратегия развития города, индивидуальные отличия города. В результате пересечения этих пяти информационных тем были выявлены 5 ключевых позиций, по которым можно было определить ключевые моменты, чем житель Красноярск отличается от других городов. После того, как это исследование было проведено, была проведена работа по донесению этой информации до всех участников этого процесса. Была проведена конференция, во время которой участники, у которых были совершенно разные представления о городе, сошлись на общем понимании тем, и смогли выработать определенные совершенно практические действия. Привлекательность этих действий заключалась в том, что практически не нужны были финансовые ресурсы, то есть очень много сделать для города вещей, актуальных и соответствующих этим пяти критериям.

Вопросы:

Кто конкретно финансировал ваш проект?

М.Горлова: Инициатором этого проекта было управление департамента культуры города Красноярска. Мэр города выделил некоторое количество денег на проведение семинаров.

Пример хотя бы одной из пяти позиций?

М.Горлова: Это доступность культуры и сопричастность участников. Доступность в первую очередь в финансовом аспекте и сопричастность и активное участие внутри. Было много предложений связанных с информированием о культурных событиях, и в первую очередь в качестве каких-то действий это была стрит-культура. Они были участниками разных фестивалей.

 

Карновский Юрий Зиновьевич, главный редактор портала «Большой Новосибирск»: Я, к большому сожалению, ко всему выше сказанному имею весьма пессимистическое отношение. Если коснуться транспортной стратегии, транспортом занимаюсь уже лет шесть. Я могу привести пример, который полностью иллюстрирует отношение к этому важнейшему вопросу в Новосибирске: как вы думаете, сколько стоит космическая съемка, чтобы выяснить узловые пункты, где образуются пробки. Многие города, например, Харьков, Нижний Новгород, Самара это сделали, а мы – нет. Так вот, стоимость съемки составила бы 9,500 долларов, что для бюджета Новосибирска деньги весьма смешные. Когда разрабатывался генплан, этого мы не сделали. Что меня больше всего удивляет, это цифры, которые произносятся всеми, как представителями мэрии, так и представителями других органов. Например, в одних случаях указывается в цифрах 200 автомобилей на 1000 жителей. Вчера в «Вечернем Новосибирске» начальник департамента транспорта вы дал цифру 240, буквально за две недели назад его подчиненный Лаврентьев выдал цифру, что у нас каждый третий новосибирец имеет автомобиль. Но при этом никто не упоминает, что у нас 0,59 плотность дорожной сети, этот показатель важнейший. То есть, как правило, приводятся относительные показатели, а для того, чтобы знать истинное положение дел, нужен абсолютный показатель. Могу вам точно сказать, что Новосибирск занимает последнее место по этому показателю, по  плотности дорожной сети, среди городов миллионников России! То есть, если в Москве плотность дорожной сети 3,5 км, то у нас наши 0,59  привели в Новосибирске к транспортному кризису. Почти 4 миллиона автомобилей в Москве и наши 360 тысяч – это сопоставимые показатели с учетом плотности дорожной сети! Что можно сделать, надеяться на 2030 год? Нужно принимать какие-то управленческие, административные меры либо пересматривать схему движения транспорта. Если вы проанализируете высказывания руководящих лиц, то понятно, кто чаще всего называет Новосибирск столицей Сибири. Я устал уже писать, пишу 6 лет:  обустройте остановки общественного транспорта разнесите по маршрутам, уберите заборы, не заставляйте лезть людей через забор к автобусам. Вы думаете, где-то это сделано? Нет, это столица Сибири. Ключевая проблема именно транспортная, именно в ней то самое решающее звено цепи, если мы ее не решим, ничего мы здесь не построим и никто сюда не поедет. Среди всех инвестиционных проектов оттого у нас только строительство пивзавода «Красный Восток», «Кока-кола», сейчас строят «Балтику»… О какой культурной столице и перспективах развития может идти речь?

Директор аналитического центра коммуникационных технологий СибГУТИ Александр Ивлев: Много говорилось о существовании технопарка в Академгородке. На самом деле есть два документа, которые, я думаю, никто не видел. Это концепция и ее экономическое обоснование. Там четко оговаривается, что технопарков существует два типа. Одна находится в Академгородке, другой в Новосибирске. Когда разрабатывали Новосибирское городское ядро, мы, прежде всего, говорили о том, что необходимо создать точку развития для города Новосибирска. Понятно, что Академгородок позиционирует себя таким образом, что в течение 20 минут с любого района можно будет достигнуть лабораторий. К технопарковой зоне мы подходим немного по-другому, то есть мы говорим о том, что студенты должны с самого раннего времени включаться в этот процесс. Поэтому, если мы говорим об Академгородке, там все это дело стоит на том уровне, что не происходит финансирование. У нас на самом деле ситуация другая. Мы много говорили о градостроительном плане, и я так понимаю, то есть ту часть, которую мы уже разработали, она уже будет дополнена и уточнена. Большое спасибо выступающим, так как я, наконец, понял, как можно повлиять на составляющие этого плана. Во-первых, это так называемые общежития для аспирантов и привлекаемых людей по контракту, потому что понятно, что никто не будет его финансировать. С другой стороны нам нужны люди, которые будут присутствовать именно на городской площадке. И еще немаловажный момент, пока идет строительство, пока идет выделение денег, к сожалению, нам обрезали на следующий год финансирование, практически в 2 раза, тем не менее, строительство идет. И мы, исследуя структуру, должны разработать работы, которые ведутся в области, именно телекоммуникаций. Академгородок не является ключевым. Да, там есть корпорации, да, там есть научные какие-то разработки, но они сделаны в интересах государства. Кто-то там сделал свой бизнес, и этот бизнес никаким образом не будет завязан на появляющуюся инфраструктуру. В Новосибирске ситуация немного другая, мы как бы с точки зрения практики пошли путем, тем что мы пытаемся запустить эту среду, которую вы называете культурой. Я называю это управление нематериальной собственностью. К сожалению, ее нет. Поэтому мы со своей точки зрения говорим о том, что на самом деле государство должно инвестировать не столько в коробки, сколько в людей. То есть, почему мы создали центр инновационных компетенций, потому что на каком-то этапе мы выяснили, что студенты, которых мы собираемся привлекать к работам, не имеют малейшего представления о том, как это делать. Проектов два, первый мы все знаем, второй потихонечку делается, под него выделены здания, земля, построены коммуникации, в этом году происходит начало внутренней отделки. Новосибирск становится прозрачным городом. То есть, большой приток, большой отток, а в городе ничего не остается. Я как понял, что наша стратегия именно по организации среды управления, она в принципе является правильной с точки зрения будущего Новосибирска.

Знаете на самом деле под этот проект три очереди. Что касается второй и третьей очереди это уже проект современный. Может быть, еще можно его править, потому что здесь расположен небольшой жилой комплекс, который пока никак не затронут, потому что под него выделена земля, но нет подрядчика. К сожалению, мы ограничены, потому что мы делаем это сами. Среда на самом деле очень важна, потому что когда зашел вопрос об этих дорогах, которые распложены в Октябрьском районе. Я просто попробовал пройтись с фотоаппаратом. Частный сектор, и люди сказали, не трогайте нас. Необходимо зонировать, причем срочно. Потому что на самом деле там развивается неизвестно что.

Программа развития Калининского района. Концепция.»


К началу
   Версия для печати





Отзывы
04.07.2008 logik
Город и цивилизация - это одна из важных современных проблем. Почти не занимаемся социокультурным проектированием городского пространства, его социальной организацией. Наряду с проблемой детства. Это и две главные научные проблемы для гуманитарной науки России. В.Гриценко, д.ф.н. Краснодар

Все отзывы
Оставить отзыв
Код
(введите код подтверждения)
Имя: *
E-mail:
Текст:
© 2004-2017 Antropolog.ru