Новости Идея Проекты Персоналии Библиотека Галерея Контакты Рассылка
НОВОСТИ

24.11.2015
Онтология человека: рамки и топика

24.11.2015
Статья С.А.Смирнова

14.10.2015
Забота о себе. Международная конференция


АРХИВ НОВОСТЕЙ (все)


АННОТАЦИИ

24.11.2015
Карта личности

01.07.2014
Нам нужно новое начало

03.05.2014
Человек.RU. 2014




Тыщенко В.П. Концепт синергии гендерного эссенциализма и антиэссенциализма

«Ахутин А.В. Забота о себе - познание себя у позднего М.Фуко | Генисаретский О.И. Кое-что о когнитивно-стратегической навигации»

В.П. Тыщенко

Концепт синергии гендерного эссенциализма и антиэссенциализма

 

Я бы хотел пойти от противного. На уровне наших сознательных конструктов многое упускается. При этом уже здесь происходит колоссальный отбор, цензура. На уровень словесно-понятийно представленных концепций поступает весьма ограниченная часть этой информации. Здесь начинает действовать число Миллера. Человек может оперировать в пределах крупных блоков 7+-2. Такого ограничения для внесознательной ориентации в мире нет.

Поэтому меня интересует вот то, что мы не осознаем, когда начинаем развивать, якобы, с нуля наши концепции. Каким образом активизировать вот эту концептную часть? Я, кстати, могу сослаться на работу женщины, Светланы  Неретиной, которая много занималась П.Абеляром. В последнее время они вдвоем с А.П.Огурцовым выпустили интересное исследование «Путь к универсалиям», где она как раз из этого понятия концепта исходит.

Я, к стыду своему, стал только после этой книги понимать, почему не правы наши истории философии, особенно учебники всевозможные, которые средневековую философию сводят к номинализму, реализму, а между ними болтается не понятно, зачем, какой-то концептуализм, не то умеренный номинализм, не то умеренный реализм. А оказывается, концепты вот эти, дословесные, это есть единый корень и ствол, ответвлениями которого являются реализм и номинализм. Без этого ствола и корня не понятное, беспочвенное, не работающее.

Теперь, что касается синергии эссенциализма и антиэссенциализма. Ну, поскольку я буду говорить о концептах, здесь удобно активизировать этот наш арсенал, внесознательный, на языке дофилософском, нефилософском: пословицы, поговорки, притчи, анекдоты и прочее.

Я коснусь одного спора. Вот современное его версия. Журналист, крайне, намеренно скандальный, кое в чем интересный. Александр Никонов «Конец феминизма». Внизу написано, чем женщина отличается от человека. Во-первых, с грамматической точки зрения вопрос банальный. Человек – он, то есть мужчина. Следовательно, вообще-то говоря, эта фраза означает «чем женщина отличается от мужчины?». Поэтому поводу в истории психоанализа есть две позиции.

Позиция Фрейда, который говорил, что женщина отличается комплексом переживания отсутствия у нее фаллоса. А Хорни, которую в свое время Фрейд выгнал из своего движения, говорила: все наоборот, мужчины страдают комплексом своей неполноценности, связанной с тем, что их конструктивная, творческая, логичная, научная, технологическая деятельность способна давать только неживые продукты. Живое мужчине не доступно в качестве продукта.

Вот такие две позиции. Это мне позволяет минимальным образом пояснить, о чем идет речь, когда говорят, феминистки охотно говорят, критикуя практически всю новоевропейскую философскую традицию, и не только новоевропейскую, об эссенциализме. Что при этом имеется в виду?

Вот другая книжка, польского писателя, популярного, Вишневского, доктора информатики, доктора химических наук. Посвящена вопросу – зачем нужны мужчины? Альтернатива в известном смысле. Вот за этим вопросом стоят серьезные вещи, я только на одну сошлюсь.

Первая вещь. С эссенциалистской точки зрения, сущность предшествует существованию, а антиэссенциалистская экзестенциалистами выражалась обратным утверждением: существование предшествует выбору или порождению, или конструированию сущности.

Так вот, эссенциалистская точка зрения может быть представлена на уровне сомы, на уровне психеи, души, на уровне духа. Самая наглядная, самая известная – соматическая я только ее и успею коснуться.

Отличия будущего мальчика от девочки, уже с момента зачатия: оплодотворения сперматозоидом, их там несколько сот миллионов в каждом акте, одной единственной женской яйцеклетки, еще не определяет пола в течение нескольких недель после оплодотворения. Потому, что далее предстоит выбор: либо доминирует тестостерон, либо эстроген. При ХХ хромосоме гормональная структура может оказаться мужской по типу, при ХУ хромосоме гормональная структура может оказаться по женскому типу.

Соответственно, формирование половых органов пойдет либо так, как это определено сущностно, ДНК, либо гораздо более противоречивым образом и вот здесь появляется следующее.

У-хромосома, в отличие от Х-хромосомы – генетическая свалка. Со сменой поколений гены подвергаются мутации, в генотип закрадываются ошибки. Более того, хромосома-карлик, составляя лишь одну пятидесятую генома утратила способность к регенерации, постоянно уменьшается. Сегодня ее величина составляет лишь около одной трети величины той хромосомы, какой она была триста миллионов лет назад. Ну, имеются в виду наши предки. Поэтому через какие-то пять тысяч поколений примерно через сто двадцать пять тысяч лет, если все будет идти так, как идет, мужской пол исчезает.

Вот, что стоит за вопросом Януша Вишневского «зачем нужен мужской пол?». А с точки зрения даже современной науки, медицинской технологии, сперматозоиды можно выращивать в яичках хряков. Размножение в принципе участия мужчины не требует. Так что, крайняя версия феминизма, общество сугубо женское, общество амазонок, крайняя версия практики себя, было такое общество по уничтожению мужчин, они говорят о том, что: вот этот вопрос – на самом деле вопрос, который стоит перед человечеством. Разумеется, можно сослаться на то, что уже сегодня структура ДНК известна, хотя значение и функции – не очень.

В принципе возможно устранение вредных мутаций, восстановление нормальных составляющих, ну, а дальше аппетит разгорается, можно сами программы эти сделать продуктом нашей конструктивной или такой биоморфной деятельности.

Так выглядит противопоставление, во-первых, эссенциализма (сущность предшествует существованию и определяет его на соматическом уровне). Я не буду касаться уровня душевного и духовного. Этому противостоит позиция свободы выбора. Вы понимаете, что пол сегодня можно хирургически менять, правда, надо понимать, что меняется.

Можно менять вторичные половые признаки, гормональную структуру, а ДНК сегодня никто затрагивать не может.

Поэтому, какое все это отношение имеет к философии? Отношение вот какое, оно меня стало волновать, начиная с 1979 года, после книги «Японская художественная традиция» Татьяна Петровны Григорьевой, потом после бесед с нею. Там у нее есть одно примечание,  не ей принадлежит эта мысль, но она ее последовательно развивает все последующее время.

В мировой культуре инь-полюс представлен Востоком, ну, прежде всего Китай («И цзин», «Дао дэцзин». Мужской полюс культуры представлен сферой логоса, западной культурой. Имеется в виду конечно сопоставление доминант.

И далее обращает на себя внимание тот факт, что даже там, где женщины в условиях господствующего патриархата, в условиях господствующего… Слова-то у нас такого нет, феминизм уже есть, вообще-то грамматически правильно противопоставлять было бы феминизм маскулинизму, но маскулинизм занят, под мускулинизмом имеют в виду скажем появление у женщины усиков или других признаков мужского пола.

Есть другое понятие андрогинизация. И здесь слово занято, потому, что андрогин, вообще-то говоря, организм, имеющий признаки и мужского и женского пола, а употребляющие понятие андрогинизация обычно имеют в виду некоторую форму сотрудничества или синергии полов, гендеров, между собой.

Поскольку это сотрудничество мало того, что не устраивает нынешнюю женскую, лучшую половину человечества, а во-вторых, как написали две австрийский молодые гносеологини в своей книге «Без нас вы ничто», женщины прошли кризисный этап и у них уже нет кризиса идентичности, по крайней мере, у властителей их не столько дум, сколько сердец.

Мужчины, наоборот, погрузились в растерянность по поводу своей идентичности, ибо сегодня их обязанности в семье, их обязанности в обществе все менее требуют традиционно мужских качеств. Им все более трудно находить себя или становиться собой, или преобразовывать себя по направлению к некоторому абсолютному идеалу. Все то, о чем мы сегодня здесь говорили. Но мужчинам начинает надоедать наседание женщин. Есть некоторые просто типично экономические, юридические, бытовые вещи.

Вот у меня жена немка, родственники все давно в Германии, мы там бываем, разговариваем с ними. На что они обращают внимание? Немцы-мужчины предпочитают браки не заключать. Мужья теперь приходящие, неоформленные. Почему?  Почему роль бой-френда их устраивает? По одной простой причине: один развод, тем более два, все, мужик разорен. Сейчас таково состояние западного законодательства, что олигархи и те не всегда разводы выдерживают, а они жен своих любят менять.

Значит, как-то заходит в тупик сейчас и стратегия, привычная для мужчин, и стратегия, осваиваемая женщинами.

Теперь, опять-таки, ближе к философии, а ближе к философии, куда не посмотри, везде наталкиваешься на то, что даже люди, которые обсуждают проблему феминизма маскулинизма, как бы они не назывались, пользуются при этом традиционно мужским философским языком.

Вот я читал аспирантам лекцию о парадигмах Т.Куна. В ней приходилось им рассказывать: Кун через семь лет, после того, как он в шестьдесят втором году написал свою знаменитую «Структуру научных революций» написал дополнение. Там он обращает особое внимание на работу, цитирую русский перевод: «ученого, исследователя, который обнаружил в моей работе двадцать два значения ключевого, самого популярного термина «парадигма». Он, правда, считал это искажением. У него ключевой термин, с которого надо было начинать, как он понял задним числом – научное сообщество, а уже через научное сообщество можно определять, созрела там парадигма или нет.

Он сказал: «Спасибо, двадцать значений чисто стилистически различны, а два скажем так, матрица и образец, разные и очень существенную работу этот ученый проделал. Смотрим ссылку – М. Мастерман. Ищем имя – Маргарет Мастерман. Все это напоминает известный популярный афоризм Геодакяна:  «мужчины делают новое, но кое-как, женщины не новое, но как следует».

Или если брать первые две гексаграммы «И цзин». Первая гексаграмма – творчество, вторая – исполнение. Если иметь в виду проблематику русской интеллигенции, вспомним Федотова, «люди идейные, образованные, беспочвенные, то проблема творчества, результатов творчества это вообще-то говоря, малая часть процесса. Тут еще дело даже дело до посева не дошло, тем более до уборки урожая.

Поэтому исполнение это вещь… Опять-таки сошлюсь на мои многолетние контакты с аспирантами. Я им читаю лекции по истории и философии науки.

Так вот, творчеством охотно занимаются, а исполнением, реализацией никто не занимается. Женщины, которые должны были бы на это обратить внимание, нет, не обращают внимание. Поэтому получается, что, если мы нынешний период поймем как период довольно редкий, не более двух раз за каждый век встречающийся, вообще-то и на тысячелетия можно вести счет это период, это период, о котором Тойнби говорил так: «великие философии рождаются на развалинах империй».

Последнее такое событие – развал Австро-Венгерской империи. Это Фрейд, это «Человек без свойств» Музиля, это венский кружок, это Витгенштейн, единственный философ, который в двадцатом веке оказался инициатором двух полемизирующих друг с другом философских направлений. Второе – уже благодаря посмертной публикации.

Так что, на развалинах Австро-Ввенгерской империи. Зародилось и противопоставление континентальной и аналитической, англо-американской, философии, Без них там ничего понять нельзя.

Что мы сейчас переживаем? Мы переживаем то, о чем говорили китайцы: не дай вам бог жить в исторически интересные времена. Это время, когда в начале девяностых годов развалилась одна супердержава, и время, когда в наше время мы по-видимому свидетели начала если не распада Соединенных Штатов, то по крайней мере утраты их лидирующей роли в качестве мирового центра.

Это развалины, развалины структуры, которая складывалась на протяжении всего двадцатого века – мировые войны и их последствия, две горячих, одна холодная и прочее. Значит, видимо, надо ожидать, что фигуры типа Витгенштейна должны со временем появиться в этих условиях. Но для этого требуется одно обстоятельство, которое на моей памяти лучше всего… Вот один из авторов нашего альманаха «Человек.RU», М.Эпштейн, москвич, ныне проживающий в Америке, не забывающий нас, Тульчинский, петербургский автор, они авторы очень интересного и очень противоречивого проективного философского словаря.

Тульчинский сказал так: «мы переживаем период от «пост» в «прото». Постструктурализм, постнеопозитивизм и все прочие «пост», он говорит, изрядно всем поднадоели, это язык усталых людей конца века, когда былые увлечения уже как костер подернулись пеплом, охладели, не дают адреналина, а альтернативы еще не видно.

Говорят, смена парадигмы происходит не тогда, когда старая парадигма начинает противоречить фактам, а тогда, когда появляется альтернатива. Что такое альтернатива? Адреналин появляется для целого поколения. Поэтому Эпштейн еще в 2001 году написал, разбил на кусочки, опубликовал это в «Проективном философском словаре», говорит о переходе от «пост» к «прото»: протопарадигма, протодискурс, протофилософия.

Спрашивается, какой вызов сегодня для философии наиболее существенен? Если согласиться с  Валлерстайном, который в книге «Конец либерализма» написал, что к началу девяностых годов кончились три идеологии, которые после французской революции определяли всю европейскую мыслительную историю. Либерализм – свобода, равенство, братство; консерватизм – начиная со священного союза реставрации монархии; и коммунизм.

Они исчерпали себя. Значит, на смену идет что-то. Добавлять неолиберализм, неоконсерватизм, неокоммунизм? Уже добавлено, энтузиазма не вызывает, адреналина нет. Значит, когда речь идет о прото, мы опять вынуждены пройти тот же путь: от словесно не оформленных концептов, от смутного ощущения того, что происходит –  далее к концепциям словесно оформленным, к понятиям научно подкрепленным, проверяемым, фальсифицируемым и так далее.

Можно ли что-нибудь более определенно об этом сказать?

Я думаю, сказать можно. Вызов феминистического антиэссенциализма сейчас никакого достойного ответа со стороны мужского эссенциализма не получил. Вероятно, философия будущего должна решить эту проблему. А это радикальная перестройка словаря, грамматики, задач, жанров философской работы. Потому что дискурс, в конце концов, чем отличается? В дискурсе есть не только текст, в дискурсе представлено и в тексте – кто пишет, кому пишет, выбирая, какой из возможных языков и трансформируя какой жанр?

Энергия стиля всегда связана не со следованием жанра, а с его преодолением. «Маленькие трагедии» Пушкина – преодоление жанра, «Капитанская дочка», маленький полифонический роман и так далее.

Вот, по-видимому, это то, на что надо настроиться, что надо успеть вовремя заметить и, если повезет, в чем принять участие. Спасибо.

 

Вопрос из зала: Мне кажется, мужчина изначально ассоциировала себя с творчеством, а женщины с исполнительностью. А сейчас, я понял, женщины взяли на себя творчество, а мужчины – исполнительность. Получается, что женщины делают продукт, который поглощают мужчины. И сейчас, что я услышал у Вас, феминизм как бы захватывает роль творчества, а мужчины испытывают фрустрацию. Не понятно, что с исполнительностью. Вообще оценена ли функция исполнительности на вашем языке, на языке философии, он сейчас оценен или нет?

Тыщенко В.П.: Отвечу, двигаясь от факта. Инновации связаны не с крупным капиталом, а с венчурным капиталом. А венчурный капитал это когда клепали персональные компьютеры в гаражах. Для венчурного капитала что характерно? Напридумывать можно много, инноваций много. Успех приносят три, максимум десять процентов из таких инноваций. Поэтому когда вы говорите об исполнении, это не мой язык. Исполнение – это русский перевод второй гексаграммы «И цзин».

Когда вы говорите об исполнении, то это очень маленькая, не самая интересная часть работы. Самая интересная часть работы – отбор из сотни инноваций не многих жизнеспособных. Далее, идет процесс… я здесь перехожу к метафорам биоморфным. Ребенка надо вынашивать, ребенка надо питать, ребенка надо воспитывать и так далее. Это огромная работа, на которую у мужиков часто не хватает ни терпения, ни настроенности и прочих вещей.

Должны работать в парах. Я бы очень хотел почитать историю философии, в которой были бы представлены не только головы философов мужского пола, но и шеи женщин, которые эти головы накачивали, которые ими управляли. 

Из зала: Тогда надо бы вспомнить Ксантиппу

Тыщенко В.П.: Ксантиппе Сократ был очень благодарен, не только Аспазии.

 

Немцев М.: Если начинать обсуждать антиэссенциалистский дискурс феминизма, то он был направлен на разборку – что такое мужское и что такое женское? Как Вы отнесетесь к такой мысли, что обогащение современной философии достижениями антиэссенциалистской мысли под рамкой феминизма возможно только, если сам по себе дискурс будет предполагать отказ от обращения к тому, что такое на самом деле мужское, что такое на самом деле женское, инь, янь и так далее? Без вот этой бифуркации. То есть, как только мы начинаем определять мужское и женское, по-новому, получше и так далее, то мы оказываемся все там же, в прошлом.  

              

Тыщенко В.П.: Я бы отказался от слова определить.

Немцев М.: Вы как раз этим и занимались в первой части.

Тыщенко В.П.: Я бы хотел сформулировать это иначе. Мужчины должен делать свое. Женщина – свое.

Немцев М.: Я про это как раз.

Тыщенко В.П.: Так простите, это не определение. Это, скорее, те самые практики себя.

Одна маленькая реплика в связи с этим. Я вообще-то юнгианец, соционикой интересуюсь, и НЛП тоже. Кстати в НЛП есть для русской интеллигенции очень один хороший совет. Я имею ввиду НЛП-стов второго поколения.

Он говорит: бросьте вы ставить вопросы: кто виноват и что с виноватыми делать. Это то, чем занимается русская интеллигенция. Они же не несут никакой ответственности за ответы на эти вопросы, от них ничего не зависит.

Нормальные вопросы: что я могу, чего я хочу? Вот тут говорили о желании, с чего начинается практика себя. Что я могу, что я смогу, если…?

В этой связи проблема, которую мы обсуждаем – это проблема такая, грубо говоря: мужчина не человек, а получеловек и женщина не человек, а получеловек. И как минимум пара дает минимальную целостность. Работа над собой – это всегда работа над собой и человеком противоположного пола. У того же Юнга есть понятие: эго – центр сознания, анима – у мужчины – центр бессознательного.

Поэтому синергия гендерно противоположных установок – это связь сознания, работающего, 7+-2, и бессознательного, где океан информации.

Я утром просыпаюсь и прислушиваюсь: иногда мне анима ничего не говорит, а иногда говорит. Я привык уважать ее подсказки, они обычно  неожиданны и очень точны. Поэтому в работе с собой ты имеешь дело с противоположным полом. Сознание с бессознательным, или шире, внесознательным. Есть над-,, есть подсознание. То же самое, в любом объединении людей, начиная с пары мужчины и женщины, семья, начиная с производных групп, начиная с лабораторий научных и прочее.

В этом смысл для меня синергии, как в теологическом смысле, синергии творца и твари, синергии между тварями разного пола, так и в смысле Хакен, Пригожина.

Смирнов С.А.: Интересно, голос, который слушал Сократ, какого был гендера? Это риторическая реплика. Спасибо, Владимир Петрович. Теперь  мы смотрим кино. Но перед этим слово предоставляется Олегу Игоревичу для рефлексивной вставки.

 

О.И. Генисаретский

Я бы хотело сделать некие дополнительные замечания, чтобы оттенить некоторые смыслы, которые были неявно экспонированы, но не все из них были озвучены в этом очень интересном академическом семинаре, а также о тех, которые остались за кадром, но, по-моему, не просто уместны, а уместны настоятельно.

Первое, что касается, по мне, не очень обоснованных упреков в адрес Мишеля Фуко, что он выбирал римские примеры, прежде всего исторические, и что это проявление некоторой узости.

Давайте вспомним о том, что римская религия недаром называлась гражданской. Гражданские религии – это те религии, которые не основываются на богословии (в скобках – философии чистой мысли), поэтому это не утрата в отношении с Грецией, а родовая черта римского мира, из которого родилось римское право, вместе с ним – представление о демократии, вместе с которыми развившееся до состоянии защиты прав человека и защиты прав меньшинств и всяких сообществ, любых сообществ.

Поэтому выбор Фуко или адаптивно, то есть бессознательно, или идеологически мотивирован. То есть он такую петлю во времени проделал, выбрал ровно те практики себя, которые оправдывали заботу о себе в калифорнийском гомосексуальном бассейне.

Что касается гендерного ответа женщинам, то его дает союз гомосексуальных меньшинств, генных инженеров и айтишников. Втроем они делают человечество на другой основе материальной и, в общем-то, агрессивно делают и довольно продвинуто.

Это реплика первая по поводу выбора Фуко. Мне кажется, что он достаточно мотивирован историческими особенностями римской религиозности и мысли и применительно к себе идеологически мотивирован, сознательно или бессознательно. Мне кажется, что вполне сознательно.

Теперь второе. Мне почудилось здесь, может быть, под впечатлением той визуальной антропологической интервенции, которая вывешена здесь[1]. После шести часов рассматривания, невольного для меня, Ницше предстал таким вот сентиментальным немцем опереточного типа, никаким там не злодеем, это просто душка. А его второй персонаж нашей социо-психо-ментальной драмы – это просто герой триллеров. В том выражении конкретном, в котором он здесь показан. У него есть прекрасные интеллектуальные облики фотографические, по крайней мере, но здесь – это, упаси господи, чисто визуальное впечатление.

Обращаю внимание потому, что напротив того, в речах, которые здесь звучали, мне как-то послышалась ценностная интонация такой поэтизации и героизации этой заботы о себе и даже практик себя. Хотя аргументы, здесь прозвучавшие, о том, что она здесь выражается  в первую очередь в самообладании, которая нужна, конечно, для того, чтобы дочери помогать болеющей.

Но мы знаем очень развитые практики, и часть примеров здесь приведена ценностно-нейтральных, а иногда и вполне нигилистических по сути своей практик себя. Про спортсмена и атлета здесь уже было сказано словами самого Фуко. Например, про спортсмена, который четыре года себя может не просто ограничивать, а подвергать невероятным сверхнагрузкам для того, чтобы через четыре года на олимпийских играх прыгнуть один раз он должен всего, чтоб побить свой мировой рекорд.

Есть финансист, известный, Сорос, который сомневался, делать или не делать ему квантум, на котором он стал гипермиллиардером. Он прошел основательную фазу самопсихоанализа, описанного им, разбираясь в своих отношениях с матерью и с отцом, и только разобравшись, проделав эту работу с собой, решился и выиграл.

Или вспомните любую Уму Турман, Сигала и так далее, звезд, которые ведут себя вполне подобающе золотому образу жизни, весьма себя ограничивая не только диетами, фитнесами, но и всяческого рода, так сказать, «насилием» над собой для того, чтобы владеть мечом и быть звездой на киноэкране.

Или пример хорошо профессионализированных  киллеров, которые для того, чтобы сохранять форму, остроту зрения и абсолютный выбор мест и так далее находятся в таком же режиме самоограничения. И это есть практика себя, но в целях отнюдь не героических и не поэтических.

В связи с этим у меня тезис: практики себя, по крайней мере, понятие ценностно нейтральное, а все нагрузки, поэтизирующие и героические, с чем-то связаны с другим. Конечно с выбором великих имен в первую очередь. На это мне хотелось бы обратить внимание, тем более, что это прозвучало в диспозиции здесь бывших.

Столь же кратко и совсем рискованно про третье. В этом есть, в этой концепции есть здоровый классовый интерес. Классовый интерес мыслящего человека, интеллектуала или интеллигента, или, как часто освещают нам, креативщика. Так же, как концепта практик письма – это пишущие интеллигенты, литераторы и так далее. Себе предавая метафизическую важность своего бытия в мире, как людей сидящих за письменным столом с гусиным пером, авторучкой или перед компьютером. Есть такой момент и здесь: оправдание, защита своего места как мыслящего человека, человека мыслящего. В том раскладе практики себя гораздо шире, гораздо выходящие за эти вещи. До какой степени эта концепция обладает таким здоровым демократизмом, то есть всенародностью, это вопрос, над которым можно было минуточку и подумать.

Буквально одно слово в заключение. В двадцатые годы о чем-то подобном сначала писал о.Павел Флоренский в терминах «ремесла жизни». Он его в своем кругу, и домашнем, и профессиональном, когда он работал и среди друзей-философов постоянно употреблял – «ремесло жизни», которое обеспечивает его представление, в частности о его миссии.

Так было угодно устроиться судьбе трагически, что четвертый том собраний сочинений под названием «Письма с Соловков» - это реализация этого опыта. Это письма детям о том, почему надо читать Пушкина, почему нужно то-то, то-то, вот наставления в этом самом ремесле жизни. Мне кажется, что это, хотя и не альтернативный вариант, отнюдь, конечно, но некая параллель. Кстати, идейно, мыслительно тесно связанная с его андроподицеей и с оправданием человека и культуры, которая, как мне кажется, по тем временам была русским вариантом философской антропологии.


[1] На слайде на экране изображена заставка с названием семинара и с портретами Ницше и Фуко.

«Ахутин А.В. Забота о себе - познание себя у позднего М.Фуко | Генисаретский О.И. Кое-что о когнитивно-стратегической навигации»


К началу
   Версия для печати





Отзывы
30.04.2009 Алекс-Сибиряк
И они неполно оценивают нас (и остальной мир - как еще недавно США), и мы - их.
Интересно было бы узнать Ваше мнение.

С уважением, Александр Коновалов (он же – Алекс-Сибиряк)

30.04.2009 Алекс-Сибиряк
Мне такой подход помог. Но в то же время породил новую проблему – проблему «социального перевода на русский». Я с этим уже столкнулся в связи с имевшим место быть при СССР «русским переводом» слов «коммуна» и «буржуа», имеющими в культуре Западной Европы и вполне не идеологически окрашенные значения.
Предполагаю, что в данном случае речь идет о феномене городской культуры Западной Европы, которой у нас еще нет, а там воспринимают как нечто само собой разумеющееся. И они неполно оценивают нас (и остальной мир - как еще недавно США), и мы - их.
Интересно было бы узнать Ваше мнение.

30.04.2009 Алекс-Сибиряк
Но при этом понятия должны быть операциональными (т.е. способными ухватить и описать основные тенденции, например, в политической жизни страны). Итак, предлагаю взять четыре идеальных типа «носителей» идеологий: консерваторы, либералы, социалисты и демократы. Два первые - различные типы национальных элит (то есть отражающих/формулирующих различные чаяния нации), два вторые - различные типы общества (в случае с социалистами – «народные массы», неимущие; а в случае демократов - гражданское общество, городские средние слои, если хотите - средний класс). Конечно, реальные партии будут иметь разные пропорции этих «идеальных идеологий.

30.04.2009 Алекс-Сибиряк
Владимиру Петровичу Тыщенко.
Вы указали, между прочим, - «Если согласиться с Валлерстайном, который в книге «Конец либерализма» написал, что к началу девяностых годов кончились три идеологии, которые после французской революции определяли всю европейскую мыслительную историю. Либерализм – свобода, равенство, братство; консерватизм – начиная со священного союза реставрации монархии; и коммунизм». Я, в качестве социолога, на этой «троице» споткнулся. Никак она не позволяла продуктивно описать новую отечественную социальную практику.
Социологу для того, чтобы наиболее полно интерпретировать социальную действительность, нужен категориальный аппарат, на которой можно было бы опереться. Но при этом понятия должны быть операциональными (т.е. способными ухватить и описать основные тенденции, например, в политической жизни страны). Итак, предлагаю взять четыре идеальных типа «носителей» идеологий: консерваторы, либералы, социалисты и демократы. Два первые - различные типы национальных элит (то есть отражающих/формулирующих различные чаяния нации), два вторые - различные типы общества (в случае с социалистами – «народные массы», неимущие; а в случае демократов - гражданское общество, городские средние слои, если хотите - средний класс). Конечно, реальные партии будут иметь разные пропорции этих «идеальных идеологий. Мне такой подход помог. Но в то же время породил новую проблему – проблему «социального перевода на русский». Я с этим уже столкнулся в связи с имевшим место быть при СССР «русским переводом» слов «коммуна» и «буржуа», имеющими в культуре Западной Европы и вполне не идеологически окрашенные значения.
Предполагаю, что в данном случае речь идет о феномене городской культуры Западной Европы, которой у нас еще нет, а там воспринимают как нечто само собой разумеющееся. И они неполно оценивают нас (и остальной мир - как еще недавно США), и мы - их.
Интересно было бы узнать Ваше мнение.

С уважением, Александр Коновалов (он же – Алекс-Сибиряк)

05.04.2009 Сергей
Большое спасибо уважаемому Владимиру Петровичу,благодаря которому я смог виртуально ощутить себя в атмосфере философского кружка семидесятых годов прошлого столетия

Все отзывы
Оставить отзыв
Код
(введите код подтверждения)
Имя: *
E-mail:
Текст:
© 2004-2017 Antropolog.ru